воскресенье, 23 декабря 2012 г.

Многообразие путуй и форм общественного развития

ТРАДИЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО Понятие традиционного общества охватывает великие аграрные цивилизации Древнего Востока (Древняя Индия и Древний Китай, Древний Египет и средневековые государства мусульманского Востока), европейские государства Средневековья. В ряде государств Азии и Африки традиционное общество сохраняется и сегодня, но столкновение с современной западной цивилизацией существенно изменило его цивилизационные характеристики. Основой жизнедеятельности человека является труд, в процессе которого человек преобразует вещество и энергию природы в предметы собственного потребления. В традиционном обществе основой жизнедеятельности является земледельческий труд, плоды которого дают человеку все необходимые средства к жизни. Однако ручной сельскохозяйственный труд с использованием простых орудий обеспечивал человека лишь самым необходимым, да и то при благоприятных погодных условиях. Три «черных всадника» наводили ужас на европейское Средневековье — голод, война и чума. Голод — самый жестокий: от него нет укрытия. Он оставил глубокие шрамы на культурном челе европейских народов. Его отголоски слышны в фольклоре и эпосе, заунывной протяжности народных песнопений. Большинство народных примет — о погоде и видах на урожай. Зависимость человека традиционного общества от природы отражена в метафорах «земля-кормилица», «земля-матушка» («мать сыра земля»), выражающих любовно-бережное отношение к природе как к источнику жизни, из которого не полагалось черпать лишнего. Отношение человека к предмету труда всегда предполагает его отношение к другому человеку. Присваивая этот предмет в процессе труда или потребления, человек включается в систему общественных отношений собственности и распределения. В феодальном обществе европейского Средневековья преобладала частная собственность на землю — главное богатство аграрных цивилизаций. Ей соответствовал тип социального подчинения, называемый личной зависимостью. Понятие личной зависимости характеризует тип социальной связи людей, относящихся к различным социальным классам феодального общества, — ступеням «феодальной лестницы». Европейский феодальный сеньор и азиатский деспот были полноправными хозяевами тел и душ своих подданных, а то и владели ими на правах собственности. Так было и в России до отмены крепостного права. Личная зависимость порождает внеэкономическое принуждение к труду на основе личной власти, опирающейся на прямое насилие. Традиционное общество выработало формы повседневного сопротивления эксплуатации труда на основе внеэкономического принуждения: отказ от работы на господина (барщина), уклонение от уплаты натурального (оброк) или денежного налога, побег от своего господина, подрывавший социальную основу традиционного общества — отношение личной зависимости. Повседневная жизнь традиционного общества отличалась удивительной устойчивостью. Она регулировалась не столько законами, сколько традицией — сводом неписаных правил, образцов деятельности, поведения и общения, воплощающих опыт предков. В традиционалистском сознании считалось, что «золотой век» уже позади, а боги и герои оставили образцы поступков и подвигов, которым следует подражать. Социальные привычки людей почти не изменялись на протяжении многих поколений. Организация быта, способы ведения хозяйства и нормы общения, праздничные ритуалы, представления о болезни и смерти — словом, все, что мы называем повседневной жизнью, воспитывалось в семье и передавалось из поколения в поколение. Многие поколения людей заставали одни и те же социальные структуры, способы деятельности и социальные привычки. Подчинением традиции и объясняется высокая стабильность традиционных обществ с их застойно-патриархальным круговоротом жизни и крайне замедленным темпом общественного развития. Устойчивости традиционных обществ, многие из которых (особенно на Древнем Востоке) оставались практически неизменными на протяжении веков, способствовал и публичный авторитет верховной власти. Нередко она прямо отождествлялась с личностью короля («Государство — это я»). Публичный авторитет земного правителя питали и религиозные представления о божественном происхождении его власти («Государь — наместник Бога на земле»), хотя истории известно немного случаев, когда глава государства лично становился во главе церкви (англиканская церковь). Олицетворение политической и духовной власти в одном лице (теократия) обеспечивало двойное подчинение человека и государству, и церкви, что придавало традиционному обществу еще большую устойчивость. СТАНОВЛЕНИЕ ИНДУСТРИАЛЬНОГО ОБЩЕСТВА Глубокие изменения в экономической, политической и культурной жизни позднего Средневековья сформировали предпосылки нового типа цивилизационного развития — индустриального (капиталистического) общества. К их числу можно отнести особое понимание человека как активного и деятельного существа, созданного по образу и подобию Бога, а также сформировавшийся в эпоху Просвещения культ человеческого разума, способного проникнуть в сокровенные тайны мироздания. Ученые продолжают дискуссии о том, какие причины оказали решающее воздействие на становление индустриального общества. К. Маркс усматривал главную причину возникновения капитализма в развитии производительных сил. «Ручная мельница дает нам общество с сюзереном во главе, паровая мельница — общество с промышленным капиталистом», — утверждал он. Согласно марксистскому учению, как вы знаете, постоянно развивающиеся общественные производительные силы приходят в противоречие со сложившимися формами производственных отношений, т. е. отношений собственности и распределения. Тогда наступает эпоха социальной революции, разрушающей старые производственные отношения и устанавливающей новое, исторически изменчивое соответствие уровня развития производительных сил характеру производственных отношений. М. Вебер усматривал культурные истоки «духа капитализма» в Реформации, т. е. реформе традиционного христианства. В отличие от католицизма сторонники новой ветви христианской религии — протестантизма полагали, что только успехи в профессиональной деятельности могли засвидетельствовать избранность человека к спасению, к посмертному вечному блаженству. Говоря о культурных истоках капитализма, М. Вебер проводил важное научное различие между производительным трудом, приносящим прибыль, и безудержной алчностью, страстью к обогащению любой ценой. Продуктивный капитализм, подчеркивал он, отрицает иррациональное стремление к наживе, основанной на спекуляции, ростовщичестве, взятках, выигрыше в азартных играх, войнах, морском разбое и ограблении колоний. Цивилизованный капитализм основан на профессиональной честности, строжайшем бухгалтерском учете и разграничении капитала и личной собственности. Наконец, французский историк Ф. Бродель усматривал предпосылки капитализма в торговле на дальние расстояния. Она зародилась в городах Средиземноморья еще в XI—XII вв. Первыми крупными центрами морской торговли поочередно становились средиземноморские города Амальфи, Генуя и Венеция. Торговля на дальние расстояния оказалась гораздо прибыльнее сельского хозяйства. Крупные денежные средства оседали в приморских городах. В них и возникали первые промышленные предприятия по обработке первичных продуктов ручного труда (обработка грубого сукна, выделка кожи, виноделие). Ф. Бродель показал, что центр новой индустриальной цивилизации неуклонно перемещался с юга на север вслед за смещением центров крупной морской торговли (Генуя, Венеция, Антверпен, Амстердам, Лондон, Нью-Йорк). Индустриальное общество — это урбанизированное общество, расцвет крупных городов. Все перечисленные социальные процессы (развитие общественных производительных сил, распространение протестантской этики с ее культом производительного труда, торговля на дальние расстояния) внесли свою лепту в становление и развитие капитализма. А потому каждое из приведенных объяснений содержит «момент истины», отражая отдельные стороны этого сложнейшего цивилизационного преобразования — становления индустриального общества. ВОСТОК И ЗАПАД В ДИАЛОГЕ КУЛЬТУР Сопоставляя традиционное, индустриальное и постиндустриальное общество, мы рассмотрели «вертикальный срез» всемирной истории. Важнейшими же понятиями, характеризующими сосуществование цивилизаций во времени, являются понятия Востока и Запада. То, что мы привыкли именовать географическим понятием «Восток» (не считая некоторых стран Юго-Восточной Азии, совершивших мощный индустриальный прорыв в техногенную цивилизацию), представляет собой в основном традиционное общество, основанное на преимущественно земледельческом труде, с общинной или государственно-общинной собственностью на землю, общинно-клановой организацией социальных связей и практически полным подчинением человека социально-этическим стандартам, а также социальным наследованием жизненного опыта в форме традиции. Понятие «Запад», как правило, используют для обозначения промышленно развитых обществ с высокими темпами развития экономики, науки и техники, демократическим устройством общественной жизни, правовым государством и развитым гражданским обществом, высокой степенью социальной мобильности и личной свободы. Известно, что ядро любой цивилизации составляет система ценностей и жизненных смыслов. Основные духовные ценности восточных цивилизаций отражены в религиозно-философских учениях даосизма, буддизма и конфуцианства. (Вспомните основные положения этих учений.) На основе этих ценностей и сформировалась картина мира Древнего Востока. Сравнительный анализ китайской, индийской, японской культуры, с одной стороны, и культуры античной Греции — с другой позволяет говорить об общности и различии восточной и западной культур, об особенностях присущих им стилей мышления. Философ XX в. Э. Гуссерль усматривал отличительную особенность западной культуры в «верховенстве идеи над жизнью». Философы Запада стремились отыскать всеобщее начало, первопричину, логос, т. е. закон бытия. Восточная же мудрость тяготела не к поиску сущностей, а к фиксации мгновенных состояний бытия, мимолетных сцеплений вещей и событий. Истоки различий «западной» и «восточной» картин мира следует искать в различных способах организации социальной жизни и соответствующих им представлениях о месте человека в мире. Принято считать, что восточный человек созерцателен, тогда как образ западного человека олицетворяет Прометей, дерзнувший бросить вызов богам. Принцип минимального действия, требующий от человека следовать естественному порядку вещей («не навреди»), действительно заимствован из древнекитайской мудрости. Но созерцательность — характерное свойство человека традиционного общества, где бы он ни жил. Идеал же практически деятельной личности был свойствен Западу отнюдь не во все времена. Важнейшим социальным изобретением западной культуры являются рациональное, т. е. организованное и доказательное, мышление и основанные на нем социальные практики. Мы уже знаем, что в середине XX в. развитие индустриального, западного общества подошло к критическому рубежу, границам дальнейшего развития техногенной цивилизации. Технический прогресс сам по себе не в состоянии привести к улучшению социального самочувствия человека, подчас ощущающего себя придатком машины, биологической приставкой к компьютеру или объектом «грязных» социальных технологий. В промышленно развитых странах заметно ослабла трудовая этика под напором гедонистических, т. е. направленных на получение удовольствия, устремлений. Экологический кризис, выживание человечества перед лицом угрозы международного терроризма, наконец, сохранение биологических основ существования в условиях катастрофических, а подчас и необратимых изменений среды обитания заставляют Запад искать новые, гуманистические ориентиры цивилизационного развития. Многие ученые полагают, что современное индустриальное общество Запада едва ли сможет осуществить перестройку своих цивилизационных оснований без обращения к сохранившимся в восточных культурах ценностям и жизненным смыслам: бережному, нравственно окрашенному отношению к природе, обществу и человеку, ограничению техногенного давления на природную и культурную среду, без восстановления ценности разумной достаточности. И от того, в какой мере человечество сумеет достичь гармоничного синтеза ценностей Востока и Запада, во многом зависит его будущее. Многообразие путей и форм общественного развития

Комментариев нет:

Отправить комментарий