среда, 13 февраля 2013 г.

Социальное познание


НАУЧНОЕ ПОЗНАНИЕ ПРИРОДЫ И ОБЩЕСТВА
      Представление о том, что все науки должны использовать методы математического естествознания, зародилось еще в XVIII в. под влиянием поражавших воображение современников успехов естествознания, и особенно технических приложений механики. Развитие техники способствовало невиданному взлету общественных производительных сил, преобразило повседневную жизнь людей. Огромный культурный авторитет естественных наук предопределил роль механики как образца, в соответствии с которым должны были строиться как естественные, так и общественные науки. Основоположник социологии французский ученый О. Конт полагал, что наука об обществе должна изучать связи наблюдаемых социальных явлений естественно-научными методами, поэтому он называл социологию «социальной физикой». Его последователь — Э. Дюркгейм считал социальными фактами все общественные явления, которые воздействуют на человека и побуждают его вести себя определенным образом. К социальным фактам он относил нормы права и морали, привычные способы ведения дел, общественные движения и даже моду. Главным принципом научного метода в социологии Э. Дюркгейм считал отношение к социальным фактам как к вещам. Это означало выявление связи и зависимости между ними, подобно тому как изучают причинную взаимосвязь явлений природы.
      Широкому распространению натуралистических представлений об обществе в конце XIX — начале XX в. способствовали объективные общественные процессы становления промышленного капитализма — разложения социальных структур традиционного общества и формирование массового общества. Именно в массовом обществе, лишенном свойственной феодализму сложной социальной иерархии, и возникает возможность широко использовать математические методы для изучения общественных явлений.
      Но не все ученые разделяли подобные натуралистические взгляды. Так, немецкий философ У. Дильтей полагал, что «науки о духе» принципиально отличаются от «наук о природе» тем, что первые имеют дело с человеком — единственным существом во Вселенной, способным не только к познанию, но и к переживанию. Это особая деятельность сознания человека, возникающая из связи явлений его внутренней жизни. Осознавая собственную сопричастность к миру общества и культуры, ученый сопереживает, т. е. понимает других людей, соотечественников и современников, тексты и смыслы других эпох и иных культур. У. Дильтей был убежден в том, что принципиальное различие естественных и общественных наук состоит в методе: «науки о духе» являются понимающими, тогда как науки о природе — объясняющими.
      Другой немецкий философ, последователь И. Канта — Г. Риккерт также полагал, что науки о культуре существенно отличаются от наук о природе. Их главное отличие, по его мнению, состоит в подходе исследователя к изучению своего объекта. Изучая природу, ученый стремится обнаружитьобщее, т. е. то, что сходно в изучаемом явлении с другими явлениями того же типа. В науках же о культуре интерес ученого направлен главным образом на индивидуальное, т. е. на то, что специфично для данного явления. Именно неповторимая индивидуальность объекта, убежден Г. Риккерт, и придает ему значение объекта культуры, в отличие от объектов природы. И хотя некоторые социальные науки, например экономика, могут использовать также и методы обобщения, исследования в области культуры скорее напоминают работу историка, которого интересует индивидуальное и неповторимое в событиях прошлого. При этом, работая с материалом культуры, ученый всегда соотносит его с общезначимыми ценностями: нравственными, политическими, хозяйственными, художественными, религиозными. Отнесение к всеобщим ценностям, по мнению ученого, и позволяет наукам о культуре быть столь же объективными, как и наукам о природе.
      В чем трудности объективного научного познания общества?
      В классическом естествознании под объективностью научного исследования понималось изучение природы независимо от человека, т. е. природы «самой по себе». Поэтому ученый, изучающий взаимодействие элементарных частиц или поведение животных, стремится исключить себя из исследовательской ситуации. Но он все же включен в нее, хотя и особым образом: он «стеснил природу искусством наблюдателя» и сформулировал обращенный к природе вопрос, на который хочет получить ответ. Но ученый-обществовед не может исключить себя из процесса общественного развития, а результаты его исследования влияют и на его собственную жизнь, и на будущее его детей. Социальное познание затрагивает интересы людей — устойчивые социальные ориентации, руководящие людьми в повседневной жизни и деловых отношениях. Современные ученые говорят о возможности различных интерпретаций явлений общественной жизни — плюрализме мнений. Они порождены не только личными пристрастиями, предпочтениями или различием жизненного опыта, но и несовпадающимисоциальными интересами, выражающими различное положение людей в системе общественных отношений. Этим объясняется то многообразие взглядов и оценок, которое отличает результаты социального познания от общезначимого суждения в естествознании. М. Вебер приводит такой пример воздействия корпоративных интересов на социальное познание. Составляя статистику преступлений, полиция, защищая «честь мундира», стремится представить любое нераскрытое убийство как самоубийство, тогда как церковь, руководствуясь представлением о самоубийстве как тягчайшем грехе, склонна трактовать сомнительные случаи как преступления. Английский философ XVII в. Т. Гоббс и вовсе полагал, что если бы геометрия затрагивала интересы людей, то ее бы оспаривали или замалчивали. Воздействие социальных интересов на социальное познание наиболее отчетливо проявляется в идеологии — теоретическом выражении социальных интересов в предвыборных декларациях, программах политических партий и широких общественных движений. Сравнивая идеологические установки различных политических партий или предвыборных объединений, прежде всего следует выяснить, интересы каких общественных сил они выражают.
      Если природу мы постигаем с помощью понятий причины и следствия, то человеческое действие — изучая мотивы, цели и намерения человека. И если причина в природе всегда влечет за собою следствие, то мотивы и намерения одного человека, сложным образом взаимодействуя с мотивами и намерениями других людей, а также традициями, моралью и законами общества, далеко не всегда могут воплотиться в действиях. Сознательное воздержание от действия, которое предписывается социальными нормами и социально значимыми мотивами поведения, например отказ продавать товар по установленной цене, неявка в суд, уклонение от ответственности, равно как упущенная возможность и преступная бездеятельность, не менее объективные социальные факты, чем социальные действия.
      Научное социальное знание имеет дело с человеческими действиями и их последствиями, т. е. с событиями в культуре и общественной жизни. Этот мир очеловечен, он осознан и осмыслен. Понятиесмысла выражает специфически человеческое отношение к предмету. М. Вебер считал, что социологическое исследование общества нацелено на понимание смыслов индивидуальных человеческих действий, из которых в конечном счете складывается вся общественная жизнь. Но как возможно научное изучение субъективных измерений социальных действий: смыслов, мотивов, намерений? Ведь в отличие от объектов естественных наук они нематериальны и выражают человеческое отношение к объектам любого рода, а не объекты сами по себе.
      Как видим, трудности на пути объективного научного познания общества велики. Чем же должен руководствоваться ученый, чтобы достичь достаточного уровня точности и объективности социального знания?
ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ НАУЧНОГО СОЦИАЛЬНОГО ПОЗНАНИЯ
      Для того чтобы преодолеть эти трудности, при изучении явлений общественной жизни ученый руководствуется научными методами. Ученый, изучающий общество, прибегает к общенаучным, т. е. свойственным как естественным, так и общественным наукам способам добывания знания и нормам научного исследования. К ним относятся опора на факты, строгость и однозначность теоретических понятий, доказательность рассуждений и их логическая непротиворечивость, объективность научных выводов, т. е. независимость научной истины от личных желаний, мнений и общественных предрассудков.
      Но познание общества имеет и свои особенности. В противоположность естествоиспытателю, который стремится к тому, чтобы исключить собственное неконтролируемое воздействие на предмет исследования и в этом видит условие достижения объективности научного знания, ученый-обществовед изучает такой объект, к которому принадлежит и сам: он и исследователь социальной жизни, и ее участник. Более того, условием успешного познания других людей, культур и исторических эпох оказывается способность сопереживания, сочувствия, способность увидеть и почувствовать так, как видят и чувствуют другие люди. Это приобретает особую значимость в ситуации «участвующего наблюдения», в которой ученый и сам стремится действовать так, как те, кого он наблюдает. Но при этом он должен быть предельно внимателен к тем предпосылкам своего мышления, которые почерпнуты из его собственной жизни, из традиций его образования, воспитания и научной школы: невнимание к ним может исказить картину жизни других людей и культур. Поэтому М. Вебер призывал ученого «соблюдать дистанцию по отношению к объекту», предупреждая, что некритическое отношение к своему социокультурному опыту при изучении чужого столь же предосудительно, как и эгоизм в повседневной жизни.
      Ученый-обществовед стремится к полноте описания особенностей изучаемого объекта. Это означает, что любое социальное явление необходимо рассматривать в его историческом развитии и во взаимной связи с другими социальными явлениями, т. е. в историческом и культурном контексте.Для того чтобы понять, например, социальную природу якобинского террора, необходимо рассмотреть его не как изолированное событие, но в контексте Великой французской революции, как один из этапов ее развития. Но и к самой Великой французской революции необходимо подойти конкретно-исторически, рассмотреть ее системные связи с другими событиями европейской истории и при этом не упустить из виду того, как понимали и переживали это событие представители различных слоев тогдашнего общества.
      Наука история помогает нам понять связь времен, без чего события прошлого распались бы на серию отдельных эпизодов. Она опирается на исторические документы — свидетельства, позволяющие составить представление о жизни наших предков. Однако факт науки — это не событие в жизни. Не является он и скрупулезным описанием происходящего. Научный факт всегда предполагает выявление значимого в изучаемом общественном явлении. Он включает в себя оценку ученым его роли в происходящем, интерпретацию социального факта. Создавая целостную научную теорию, ученый определяет, какие именно из известных ему фактов являются значимыми для понимания социальной закономерности. Его теоретическая установка, с одной стороны, сама определяет направление поиска новых фактов, существование которых предсказывает его концепция, а с другой — обнаружение других фактов, которые с этой концепцией не согласуются, заставляет ее уточнять, а иногда и отвергать ее как неверную.
ИДЕАЛЬНЫЙ ТИП — ИНСТРУМЕНТ НАУЧНОГО СОЦИАЛЬНОГО ПОЗНАНИЯ
      В научном социальном познании, равно как и в науках о природе, используют научные понятия.При изучении социальных действий ученые прибегают к использованию понятий особого рода —идеальных типов.
      Идеальный тип позволяет запечатлеть важнейшие, устойчиво повторяющиеся черты субъекта определенного социального действия. Так, описывая идеальный тип капиталистического предпринимателя, М. Вебер рисует портрет молодого человека аскетического образа жизни, протестантского вероисповедания, который день-деньской разъезжает из деревни в город, организуя доставку сырья к местам переработки, а готового товара — на рынок. Конечно, идеальный тип лишен конкретности художественного образа. Мы не знаем, как зовут молодого человека, где он живет, какой именно товар производит. Но именно эта обобщенность характеристик и важна для научного социального познания: проигрывая художественному осмыслению мира в конкретности, идеальный тип позволяет выйти за рамки имеющейся ситуации и описать типичные, т. е. устойчиво повторяющиеся, характеристики субъекта определенного социального действия, где бы и при каких бы обстоятельствах оно ни происходило. Идеально-типизирующая методология позволила М. Веберу теоретически выразить закономерности процесса становления капитализма в Западной Европе безотносительно к многообразию конкретных условий в различных странах.
      Использование идеальных типов помогает ученому получить знание об устойчивых и систематически воспроизводимых отношениях больших групп людей, классов, государств. С помощью идеальных типов ученый может заглянуть и в будущее, но лишь в той мере, в какой черты современности, представленные как типичные, будут сохранять свое значение в будущем.
      Идеальный тип как инструмент социального анализа не является описанием поведения конкретного человека. Он персонаж научной картины социального процесса, которая воспроизводит реальную жизнь в ее существенных чертах.

Комментариев нет:

Отправить комментарий